Юсуповы: богаче царей: Нина Васильевна Кукурузова – директор Юсуповского дворца/Nina V. Kukuruzova – the director of the Yusupov Palace


Нина КукурузоваЮсуповский Дворец

   В конце ноября Нина Васильевна Кукурузова — директор Юсуповского дворца, доктор экономических наук, председатель Общественной палаты Санкт-Петербурга — отметила личную юбилейную дату. Нина Васильевна известна не только как талантливый и ответственный руководитель, но прежде всего как неравнодушный человек. Благодаря её усилиям и заботам Юсуповский дворец сохраняет ауру своих хозяев — здесь в подлиннике представлены великолепные интерьеры дворца XIX века, и они передают уклад и менталитет своих хозяев




   Известно, что князья Юсуповы были одной из самых богатых семей страны и при этом очень преданной России. Будучи владельцами многочисленных заводов и фабрик, они славились как государственные деятели, коллекционеры произведений искусств, крупнейшие меценаты. Об истории знаменитой семьи, о ее славном прошлом Нина Васильевна рассказывает читателям «Светского Петербурга».
   Даже у того, кто ни разу не был в Юсуповском дворце, при упоминании этого здания возникает образ чего-то величественного и роскошного. А тот, кто хоть раз видел дворец, убеждается в том, что принадлежал он богатейшему роду в истории России. Династический расцвет Юсуповых как раз и интересен с точки зрения того, как приближенные к царям строили своё финансовое благополучие? В чём была причина их богатства? Причин всегда несколько. История фамильных состояний, так же как и их утрата, — это зачастую случай, стечение многих обстоятельств, тесно связанных с историческими реалиями и персонажами. Но один из важнейших факторов расцвета — эффективная управленческая политика не одного, а нескольких поколений семьи, рачительное накопление благосостояния на протяжении столетий. Но при этом и готовность жертвовать всем ради чего-то большего.
   Юсуповы были богаче Романовых? На этот вопрос сплошь и рядом отвечают утвердительно — и с экранов телевизоров, и со страниц печатных изданий, не подозревая, что сама постановка вопроса была немыслима и некорректна в те времена, когда жили настоящие Юсуповы и настоящие Романовы, Нарышкины, Белосельские, Демидовы, Строгановы.
   Итак, откуда происходило богатство князей Юсуповых? Происходила семья из Ногайской Орды, однако легендарным прародителем считался чуть ли не пророк Мухаммед. С середины XVI века начинается служба Юсуповых при дворе русских царей. Два сына убитого в междоусобной борьбе хана Юсуфа — Иль-мурза и Ибрагим-мурза — присылаются в Москву их дядей Измаилом в качестве заложников, служивших гарантией лояльности Ногайской Орды по отношению к России. Обладая знатным происхождением и личной храбростью, при дворе Ивана Грозного из заложников они превращаются в воинских начальников над «служилыми татарами». В это время многие татарские мурзы (князья) становились русскими помещиками, получали обширные земли за ратную службу. Во второй половине XVII века Юсуповы получили свои поместья в вотчину, то есть в «вечное потомственное владение». Это означало, что пожалованные земли становились наследственными и право на владение ими не нужно подтверждать у каждого нового царя.
Танцевальный зал Юсуповского дворца.
Современный вид
   Один из принципов, которым семья следовала на протяжении столетий, — осторожность в делах политических. Вторым фактором расцвета была тактика удержания земель в руках рода, в том числе посредством деления между собой земель умерших братьев и странной закономерности естественных смертей многочисленных потомков, за исключением одной линии рода. Ну и конечно, удачные браки — женитьба на состоятельных наследницах, иногда на богатых вдовах.
   При царе Фёдоре Алексеевиче происходило массовое обращение в православную веру мусульман и других иноверцев, подвластных московскому государю. Крестилась та часть иноверческой знати, которая приняла решение навсегда связать судьбу своего рода с русским государством и влиться в московскую элиту. Первым из потомков Юсуфа Ногайского принял крещение Абдуллах (или Абдул-мурза). Он был наречен православным именем Дмитрий, пожалован в стольники, стал именоваться князем, а не татарским мурзой, женился на русской православной дворянке знатного рода — Екатерине Сумороковой. Именно князь Дмитрий Сеюшевич Юсупов получает грамоты на потомственное владение своими поместными землями.
   Умелое, компетентное управление земельными угодьями на протяжении всех поколений — это отличительная черта семьи. Не только царские дары формировали владения, но и скупка небольших угодий мелких землевладельцев, мена поместий, удержание земель за долги и т.д.
   Семья начинает заниматься промышленностью с того момента, когда императрица Елизавета Петровна назначает Бориса Григорьевича Юсупова (внука Дмитрия Сеюшевича) президентом Коммерц-коллегии. И именно он способствовал тому, чтобы из семьи землевладельцев Юсуповы превратились в семью фабрикантов. Борис Григорьевич получает от Елизаветы Петровны в дар суконную фабрику и грамотно её модернизирует, выписывая из-за границы новые породы овец и приглашая иностранных мастеров. При этом продолжается и приобретение земли.
Князь Н. Б. Юсупов-старший.
И. Б. Лампи-cтарший.
Холст, масло, 1794г.
   Семья, корнями уходящая на Восток, допускала к управлению делами и женщин. Например, молодая вдова Бориса Григорьевича, княгиня Ирина Михайловна (урождённая Зиновьева) занималась тем, что скупала по мизерной цене бедные земли, не пригодные для земледелия, но являющиеся береговой линией, и в итоге оказалась владелицей 100 вёрст побережья Каспийского моря. Её сын Николай Борисович сдавал их впоследствии внаём астраханским купцам, что приносило хороший доход. Его супруга Татьяна Васильевна Потёмкина, как и его мать, очень грамотно вела огромное хозяйство. Женщины этой семьи не уступали мужчинам в уме и предпринимательской хватке.
   Именно Николай Борисович Юсупов начинает собирать знаменитую художественную коллекцию Юсуповых. Коллекцию, в которой были шедевры, сравнимые с предметами коллекций Лувра и Эрмитажа. Николай Борисович — личность особенная. Он тратил огромные деньги на приобретение шедевров по всему миру, окружал себя роскошью, но ведь это век Екатерины. И результат: долг семьи на момент кончины Николая Борисовича — два с лишним миллиона, колоссальная сумма по тому времени, при общей сумме дохода в полмиллиона.
   Для исправления сложившейся ситуации Борис Николаевич, сын Николая Борисовича, обращается к императору Николаю I с просьбой о четырёхмесячном отпуске. Благодаря трудолюбию Бориса Николаевича, грамотно выстроенному им контролю по использованию земли, недвижимости, снижению расходов на не приносящую доходов деятельность, помощи матери в делах, жёсткой экономии на личных расходах (не переходящей в скупость), князю довольно скоро удаётся восстановить материальное благополучие семьи. Уже с 1845 года начинается приобретение новых имений в Петербургской и Харьковской губерниях. Благодаря усилиям Бориса Николаевича состояние семьи увеличилось и оценивалось после его смерти примерно в 9 миллионов рублей серебром. Родилась настоящая империя Юсуповых. Во главе её находился сам князь, которому подчинялась «Домовая Московская канцелярия Его Сиятельства». Ей подчинялись местные правления или группа имений, которые были объединены одним главным местным правлением. Как видно из этой структуры, хорошее управление на местах зависело, прежде всего, от того, насколько сам владелец вникал в хозяйственные дела, находясь во главе иерархической лестницы.
   В 30-е годы XIХ века Борис Николаевич, который жил и служил в Санкт-Петербурге, реформирует эту структуру. Сам князь тщательнейшим образом вникал в дела управления, регулярно ездил по имениям с инспекциями и строго следил за работой Московской канцелярии, но при этом делегировал широкие полномочия профессиональным управленцам. В итоге многолетней деятельности финансовый кризис был преодолён.
   Имения семьи действительно были многочисленными. Более 50 имений располагались в 16 губерниях. Современница князя Николая Борисовича Юсупова-старшего Елизавета Петровна Янькова вспоминала: «Князь был весьма богат… он не знал на память всех своих имений». Правда, это был тот самый «большой знаток в древностях, искусствах и картинах», который оставил на два миллиона долгов, занимаясь исключительно одним имением — своим любимым Архангельским. Зато он превратил его в подмосковный Версаль, воспетый самим Пушкиным.
   Во второй половине XIХ века Россия — крупнейший экспортёр зерна за границу, и имения Курской, Харьковской, Воронежской, Полтавской губерний дают хороший доход.
   Ракитянское имение становится промышленным центром по сахарному производству. Строятся новый кирпичный завод, сукновальня, лесопилка.
   В имении Полтавской губернии была обустроена Ряшковская мануфактура.
   Ровенское имение имело хорошие земли и стабильный доход.
   Упомянутое Архангельское под Москвой было полностью убыточное. Но ведь оно и было задумано своим создателем как «имение не для дохода, а для удовольствия».
   С 1807 года Юсуповы начинают заниматься кредитными операциями, и с тех пор основные средства находятся в постоянном обороте.
   Юсуповы регулярно играли на бирже ценных бумаг, особенно этот процесс активизируется во второй половине XIХ века. Муж Зинаиды Николаевны князь Юсупов граф Сумароков-Эльстон регулярно давал распоряжение по покупке и продаже ряда акций и ценных бумаг по мере необходимости денег и следил за подъёмом и падением их стоимости.
Семья князей Юсуповых-Сумароковых-Эльстон:
стоит Ф. Ф. Сумароков-Эльстон,
на переднем плане:
старший сын Николай Юсупов,
мать Зинаида Николаевна Юсупова,
младший сын Феликс Юсупов.
Фото 1900г
   Юсуповы чувствовали пульс времени. Рудники и нефтяные скважины непременно только укрепили бы состояние Юсуповых, но… В 1914 году началась Первая мировая война: государство вводит обязательную поставку топлива, начинаются перебои с транспортом, идёт призыв в армию. Ну, и как говорится, без денег счастья нет.
   И да, можно сказать, что к революции семья Юсуповых была лишь немногим «беднее» самих Романовых. Они владели более чем 250 тысячами десятин земли, десятками заводов, рудников и дорог. Каждый год прибыль от всего этого переваливала за 15 миллионов золотых рублей, что в сегодняшнем исчислении переваливает за 13 миллиардов рублей ежегодно. Роскошь их дворцов вызывала зависть даже у семейств, чьи предки происходили ещё из времён Рюрика.
   Помимо выдающегося собрания произведений искусств — одного из лучших в России, они владели великолепной коллекцией поистине царских исторических драгоценностей. В ней была знаменитая алмазная диадема неаполитанской королевы Каролины, серьги французской королевы Марии-Антуанетты, уникальный бриллиант «Полярная звезда», легендарная каплевидная жемчужина «Пелегрина». Когда в 1919 году Юсуповы отплывали из полыхающей России, эти шедевры ювелирного искусства были при них. Всего за пару «мелких и блёклых» бриллиантов князь Феликс купил паспорта Франции всем своим домочадцам, также был приобретён дом в Булонском лесу.
   В эмиграции семья по сравнению с другими русскими беженцами жила в относительном достатке, но о былой роскоши остались только воспоминания. Постепенно большая часть драгоценностей перекочевала к ростовщикам и антикварам. По многолетней фамильной традиции Юсуповы занимались благотворительностью, участвовали в благотворительных базарах, лотереях, аукционах в пользу соотечественников, оказавшихся на чужбине в бедственном положении. В 1924 году основали в Париже модный дом «ИРФЕ» (первые буква имён супругов Ирины и Феликса Юсуповых), в том числе и для того, чтобы дать работу русским эмигранткам. Через год был открыт филиал в Нижней Нормандии, затем в Лондоне и Берлине. Однако в 1931 году было объявлено о ликвидации модного дома и всех его филиалов по экономическим причинам. Несмотря на обширные связи и влиятельных друзей в Европе, предпринимательская деятельность вдали от родины у Юсуповых не заладилась.
   После революции практически все баснословные богатства княжеского рода Юсуповых остались в России. И мы можем сегодня говорить об их культурном наследии, это широко известно: шедевры живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, уникальные старинные скрипки итальянских мастеров, бесценные книжные раритеты в самых знаменитых музеях, хранилищах, библиотеках Петербурга и Москвы. Понимая историческую и художественную значимость принадлежащих им сокровищ, князь и княгиня Юсуповы в 1900 году, задолго до революционных бурь и потрясений, составили завещание, в котором записали: «…в случае внезапного прекращения рода нашего всё наше движимое имущество, состоящее в коллекциях предметов изящных искусств, редкостей и драгоценностей, собранных нашими предками и нами и хранящихся в домах наших Петербургском (Мойка, 94) и Московском (Трёхсвятительский пер. у Красных ворот) и в Подмосковном имении Архангельском, завещаем в собственность Государства в видах сохранения сих коллекций в пределах Империи для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества…»
   Думаю, что само это удивительное завещание является не только историческим, но и нравственным наследием. Или, если хотите, примером высокой духовной культуры и нравственного отношения подлинной элиты к своим обязательствам перед обществом. Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова, например, так напутствовала своих сыновей Николая и Феликса: «Чем больше небо вам дало — тем больше вы обязаны перед другими. Будьте скромны, и если имеете в чем-то превосходство перед другими, старайтесь не дать это почувствовать тем, кто менее одарён».
   Её имя связано с меценатством и благотворительностью в том смысле, в каком мы понимаем их сейчас. Наследница фамильного состояния, она, по выражению историка и учёного великого князя Николая Михайловича, «мужественно несла груз этого огромного богатства». Значительную (и в финансовом смысле тоже) часть наследия составляла знаменитая художественная коллекция Юсуповых. Понимая её общечеловеческую ценность, княгиня сделала смелый шаг: изъяв из собственной картинной галереи, предоставила предметы коллекции на многочисленные выставки в Москву и Петербург, ввела предметы, говоря специальным языком, в музейный оборот, дала возможность широкому кругу увидеть, изучить и описать их. Юсуповы активно поддержали идею создания Музея изящных искусств в Москве (ныне ГМИИ им. Пушкина), высказанную известным искусствоведом И. Цветаевым: на их средства был организован Римский зал музея. Стоит добавить, что под попечительством княгини существовали гимназии в Ялте, Петербурге, Харькове, на её средства получали образование дети из беднейших слоев общества, работали многочисленные благотворительные фонды. И до сих пор в Ракитном, в Белгородской области, сохранились не только церковь, построенная Юсуповыми, но и больница, и начальная школа.
«Портрет княгини Зинаиды
Николаевны Юсуповой
в русском костюме».
К.Е. Маковский.
Холст, масло. 1900-е гг.
   Петербург всегда стоял в авангарде социальных действий, основанных на добровольной помощи другим. Этому способствовала сама история нашего города. Думаю, что благотворительность можно назвать его визитной карточкой, важной чертой Северной столицы.
   Меняются формы этого взаимодействия, но остаётся его суть, и, конечно, сохраняются традиции. Общественная палата, которая собрала под своими сводами многочисленные и разнородные организации и которую мне выпала честь возглавлять, является в какой-то мере правопреемницей традиций, заложенных лучшими представителями российской дореволюционной элиты. Острую актуальность благотворительности хорошо понимает президент страны, который поставил задачи по развитию целого ряда мер поддержки добровольчества и благотворительности в субъектах Российской Федерации.
   Новый состав Общественной палаты был сформирован в конце мая 2017 года. Главная задача — выстраивание прямого диалога между заслуженными и уважаемыми представителями общественности и молодым поколением, стремящимся развивать город и привносить в его жизнь новые идеи. Наша деятельность направлена на укрепление нравственных ориентиров общества и патриотического воспитания молодёжи. В состав палаты вошли неравнодушные и обеспокоенные судьбой города представители общественности. Такие крупные организации, как Союз госпиталей ветеранов войн, Ленинградская федерация профсоюзов, Санкт-Петербургская ассоциация общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ», и много других некоммерческих организаций выдвинули своих представителей в члены Общественной палаты. Каждый из них отличается активной жизненной позицией, является профессионалом в своём деле, знаком с самыми острыми вопросами жизни нашего города, требующими особого участия.
   Для Санкт-Петербурга всегда отличительными были такие качества, как интеллигентность и взаимопонимание, внимательное отношение петербуржцев друг к другу, преданность любимому городу. Только бережно относясь к своей истории и традициям, к нашему городу с его неповторимым духом, мы сможем передать следующим поколениям то прекрасное наследие, которое оставили нам предки.

Скачать журнал
26 мая 2019 года

Поиск

Свежий выпуск