Надежда и слава русского балета – Ольга Смирнова


Вероника Кононыхинаархив Ольги Смирновой

«Это удовольствие иметь в компании такую балерину, как Ольга». Махар Вазиев (руководитель балетной труппы Большого театра) после премьеры «Дон Кихота»

В 2011 году, минуя кордебалет, сразу после окончания Академии имени Вагановой, она стала первой солисткой Большого театра в Москве. Среди прочих наград во время триумфальных гастролей в Японии в 2013 году получила премию Benois de la Danse, «Оскар» балетного мира. Сочетание виртуозного владения техникой русского классического балета, поразительное очарование и артистизм, мягкость и изящество линий в рисунке танца, внутренний лиризм и огромная сила воли при внешней хрупкости позволяют Ольге виртуозно исполнять технически и эмоционально сложные партии. При этом она предельно естественна и фантастически скромна.

СП: В 2013 году Вы были признаны лучшей балериной мира. Красота и изысканность линий Вашего танца, эмоционально-окрашенное прочтение сценических образов дали повод поклонникам сравнивать Вашу артистическую манеру с искусством таких прославленных лирических балерин, как Ольга Спесивцева и Наталья Бессмертнова. Как Вы относитесь к подобным сравнениям?
— Полагаю, что сравнивать себя с другими артистами неправильно, так как каждый танцовщик находится на своем пути развития, в определённом моменте своего сценического становления. Поэтому я всегда стараюсь найти в выступлениях великих артистов тот необходимый толчок к собственному развитию, который, наверное, можно назвать вдохновением.

СП: Ольга, а какая Вы в роли зрителя балетного спектакля?
— Я всегда готова к тому, чтобы меня удивил спектакль, который я посмотрела, стараюсь быть открытой в восприятии и позволить исполнителям вовлечь меня в действие, чтобы получить удовольствие от спектакля, и если это случается, то я безмерно благодарна артистам, получаю от спектакля не только прекрасное настроение, но и прилив творческих сил, стремление совершенствоваться в своём труде.

СП: Что для Вас балет?
— Для меня очень важно ощущать собственный прогресс, и я всегда готова учиться, мне это интересно. Эта радость узнавать себя, свои возможности и осознавать, что в какой-то степени они безграничны. Я понимаю, что предела поиску самовыражения на пути совершенствования нет. Профессия артистов балета, творчество — это процесс непрерывный, бесконечный, во всяком случае, как мне это видится. Здесь могут быть какие-то опорные цели, на которые ты ориентируешься: например, освоение новых партий, к которым ты стремишься, или работа над собственными недостатками, над техникой.

СП: В одном из интервью Вы сказали, что Вам важно «быть лучшей перед самой собой». Какие вершины Вам предстоит ещё взять?
— Во всем этом есть ещё бесконечное желание себя понять и узнать, через творчество и воплощение образов на сцене я это осуществляю. И что ещё более интересно, меняясь со временем сама, обогащаясь внутренне, нахожу новые нюансы для тех партий, которые уже станцевала; обнаруживаю появившиеся ресурсы для создания новых, которые раньше сложно было бы подготовить из-за недостатка опыта, как театрального, сценического, так и жизненного.

СП: Каковы стилистические особенности балета в Большом театре? В чём отличие сценической хореографии Григоровича от привычной Вам петербургской школы балета?
— Я думаю, нельзя забывать, что основой русского балета является именно петербургская школа балета, откуда вышли великие артисты, хореографы, сформировавшие наследие классического балета и его славу. Вообще, так сложилось, что стиль балета Большого театра более открытый, эмоциональный, в сравнении с академическим, классическим языком совершенной формы петербургского балета. Юрий Николаевич начинал свой творческий путь хореографа в Ленинграде, также многие балерины, составившие славу Большого театра, окончили петербургскую Академию балета. Меня поражает в спектаклях Юрия Николаевича, как кинематографически он умеет создать картины действия на сцене, как режиссёрски он выстраивает кордебалетные сцены, которые могут воплощать мощь идущего в атаку русского войска или римские легионы, характеризующие силу и непобедимость Римской империи.

СП: Расскажите, пожалуйста, об особенностях балетных редакций Юрия Григоровича.
— В Большом театре помимо собственно балетов Григоровича, таких как «Спартак», «Иван Грозный», «Легенда о любви», классические спектакли репертуара («Лебединое озеро», «Жизель», «Баядерка», «Спящая красавица», «Раймонда»), созданные на петербургской сцене и являющиеся олицетворением петербургской школы балета, идут также в редакциях Юрия Николаевича. И это очень интересные версии с точки зрения психологического осмысления и декорационного оформления. Это спектакли, созданные двумя гениями — балетмейстером с режиссёрским видением Григоровичем и балетным художником, сценографом Симоном Вирсаладзе. Мне очень нравятся эти постановки прежде всего осмысленностью, отсутствием лишних пантомимы и действующих лиц.

СП: Как Вы относитесь к изменению сюжетной линии и возвращению изначально трагического финала в бесспорно самом известном русском романтическом балете «Лебединое озеро» в версии Григоровича?
— В «Лебедином озере» Юрий Николаевич создал персонаж Злого гения вместо привычного злого волшебника Ротбарта. Злой гений является не только персонажем, разворачивающим действие, но и символом двойственности души принца, олицетворением её тёмного начала. Сюиту характерных танцев свиты Ротбарта Юрий Николаевич превратил в сюиту танцев невест разных национальностей, добивающихся расположения принца. Трагический финал абсолютно перекликается с музыкой Чайковского, у которого рок и обречённость сквозят с самого начала партитуры. В общем, своей логичностью и психологией для меня эта редакция «Лебединого озера» кажется наиболее убедительной.

СП: Какую партию Вам хотелось бы исполнить?
— Чтобы танцевать в балетах Григоровича, нужно владеть приёмами драматического искусства и силой перевоплощения. Помимо партии Анастасии из балета «Иван Грозный», который я уже танцую и очень люблю, мне бы хотелось воплотить образ Эгины в «Спартаке» на сцене Большого театра.

СП: Ранее Вы не выступали в амплуа роковых женщин. Зритель привык видеть Вас лиричной нежной одухотворённой героиней. Как Вы решились на это?
— Действительно, я никогда не танцевала отрицательные образы. Но после того как недавно осуществилась моя мечта станцевать Кармен, я почувствовала, что образы сильных, умных, противоречивых женщин, которые имеют стержень и могут фактически завладеть волей других людей, мне интересны прежде всего процессом поиска выразительных средств, чтобы показать силу таких ярких и неординарных героинь.

СП: Несомненно, Вы мастерица перевоплощений. Но всё же какой Ваш любимый балетный образ?
— Партия Татьяны — одна из самых любимых. Мне кажется, что она наиболее органично «легла на меня» ещё в процессе подготовки, так как я себя немного ассоциирую с этой героиней, находя в себе те качества, которые присущи Татьяне. Спектакль «Онегин» был поставлен в немецком городе Штутгарте и постепенно вошёл в репертуар многих мировых балетных театров, а вот русской труппой впервые был исполнен совсем недавно, в 2013 году, в Большом театре, и мы были участниками премьеры.

СП: Балетные критики давно спорят о плюсах и минусах обращения современных западных хореографов к постановкам сюжетов русского классического наследия. Каково Ваше мнение?
— К примеру, этот балет поставил английский хореограф Джон Крэнко, который несколько по-своему представил некоторые бытовые детали жизни деревенских помещиков, и какие-то вещи выглядят псевдорусскими. Но для меня, когда я на сцене, нахожусь внутри спектакля, когда я Татьяна, не имеют значения бытовые несоответствия, настолько жизнь моей героини захватывает меня. Мне кажется, что русскому артисту, впитавшему с детства дивный поэтический стих Пушкина и, естественно, читавшему «Евгения Онегина», интуитивно будет казаться необходимым искать средства выразительности в строках Пушкина.

СП: Расскажите о работе над этой ролью. Какие задачи Вы ставили перед собой, раскрывая этот образ? Ваша Татьяна — какая она?
— Моя Татьяна — это девушка мечтательная, закрытая, живущая в своём мире вместе с героями романов, которые стали её друзьями. Мне кажется, что душевной чуткостью, чистотой и искренностью она стала даже смешной в глазах Онегина, настолько она лишена светскости и непохожа на петербургских барышень. Я думаю, что при внешнем столичном блеске Онегин в духовном развитии намного уступает Татьяне, которая, живя в деревне, умеет чувствовать жизнь, понимать её настоящие радости. В этом и трагедия их любви — им суждено было встретиться в неправильный момент, который привёл к драматическим событиям в жизни каждого. Пройдя через них, Онегин понял, что в своё время отверг единственное настоящее чувство, ради которого нужно жить,— любовь. И в тот момент, когда он смог испытать это чувство, прошлые события и их последствия стали непреодолимой преградой для этого союза.

СП: Назовите, пожалуйста, дорогие Вашему сердцу адреса в Петербурге. Куда Вы пойдёте прогуляться в свободное время, вернувшись домой?
— Для меня Петербург — это особенное место, родной город, неповторимый. Это мой город, по которому я всегда скучаю и где очень люблю гулять в свои приезды. Я чувствую себя частью этого города, он на меня похож, а я — на него. В самой атмосфере столько можно почувствовать: загадочная мистерия, необъяснимый дух творчества. Мне нравится гулять по набережной реки Фонтанки от площади Ломоносова, где берёт начало улица Зодчего Росси, на которой стоит самая лучшая балетная школа в мире, пройтись по Невскому проспекту и Аничкову мосту, далее мимо Михайловского замка к Летнему саду. Приятно вспоминать, как в конце мая — начале июня цветёт сирень, приятно наслаждаться началом лета в Екатерининском сквере, как мы называли его между собой, «в Катькином саду». Часто там на скамейке под сиренью читала конспекты, готовясь к зачётам и экзаменам. Петербург также неотделим для меня от своих чудесных пригородов — Пушкина, Павловска, где природа и история смешались; и в дождливую погоду, когда мало прохожих, кажется, что переместился во времени и из-за поворота вотвот выйдет прогуливающийся Александр Сергеевич с тросточкой и в цилиндре.
Скачать журнал
26 февраля 2021 года

Поиск

Свежий выпуск