Кинотеатр – явление социальное: Эдуард Пичугин – руководитель Киностудии «Ленфильм» / Eduard Pichugin - director general of Lenfilm studio


Наталья НобельАндрей Федечко

Кинотеатр — это прежде всего социальное явление, убеждён руководитель киностудии «Ленфильм» Эдуард Пичугин. По его мнению, никакой гаджет, никакое телевидение не смогут дать того эффекта, который даёт просмотр фильма на большом экране. Точно так же, как и печатная книга, кинотеатры будут жить, и задача старейшей отечественной киностудии — обеспечить их качественным российским контентом.



СП: Эдуард Анатольевич, расскажите, как происходило возрождение студии «Ленфильм»?
— В 2012 году «Ленфильма» как такового фактически не существовало, отсутствовала вся материальная база киностудии. Изношенное устаревшее оборудование, руины вместо павильонов, огромное количество долгов. При этом занимаемая киностудией территория представляла огромный интерес для девелоперов. И с этим «наследством» нам предстояло создать «Ленфильм» заново. Начали мы практически с нуля, с новой концепции киностудии высшего уровня. Сразу столкнулись с двумя проблемами: отсутствием техники и современных технологий и дефицитом профессиональных кадров. На тот момент для съёмок в Петербурге даже москвичам приходилось приезжать со всем оборудованием и командой. И это обходилось дороже, чем выезд в Крым. Такова была ситуация в Петербурге пять лет назад.

СП: С чего всё начиналось?
— Мы начали работу с восстановления разрушенных помещений — как оказалось, на тот момент 95% кровли находилось в аварийном состоянии, а построенные в 1956 году здания ни разу не ремонтировались. Пришлось восстанавливать сети и коммуникации буквально из руин — амортизация и сырой климат за более чем полвека сделали своё дело. При этом нам приходилось работать в условиях острой нехватки средств. Для нас была открыта целевая кредитная линия на приобретение оборудования, и все остальные расходы в неё не вписывались. При этом мы продолжали борьбу за активы студии — на тот момент предприятие находилось в предбанкротном состоянии. Но мы смогли справиться с этим, хотя было непросто — «скелеты из шкафов» выпадали целыми партиями в течение двух лет подряд. Предшественники не оставили нам ни архива, ни текущей документации. Мне пришлось высадить настоящий «десант» из 25 человек, которые каждый день приходили на работу как на бой. И с момента назначения на должность 15 октября 2012 года мы ощущали себя каждый день как на войне.

СП: А как обстоят дела сейчас?
— Год назад с рабочим визитом к нам приезжал президент России, который принял мой доклад и поздравил студию «Ленфильм» с началом новой жизни. Нашу работу приняли и высоко оценили! Это были трудные четыре года — на тот момент у наших сотрудников были самые низкие зарплаты по стране среди всех киностудий. Наши работники — настоящие подвижники, истинные петербуржцы, которые болеют за свой город и своё предприятие. Сейчас наша деятельность полностью контролируется, в том числе и Счётной палатой РФ, и на сегодняшний день задолженностей перед поставщиками услуг у студии нет. Сегодня символ «Ленфильма» с «Медным всадником» в перекрещенных лучах снова в строю, и это приятно.

СП: Какую задачу поставил вам президент?
— Поручение президента звучало как «сохранить и развивать». И это означало, что мы должны восстановить не просто материальную базу, но и запустить производство, всю технологическую цепочку съёмочного процесса. Сегодня наш студийный комплекс загружен уже на год вперёд. В прошлом году было реализовано 165 проектов, в том числе международных и иностранных. Летом студия завершила работу с группой из Голливуда — они привезли с собой только актёров и режиссёра, а все сотрудники и оборудование на площадке наши, ленфильмовские. А в ноябре мы начинаем работу с китайскими кинематографистами. Чтобы это стало возможным, мы сделали очень многое, в том числе создали на базе «Ленфильма» учебный центр, получив образовательную лицензию. Недавно мы выпустили группу гримёров, которые сразу же были «разобраны» на разные проекты. Кроме того, мы обеспечиваем решение задач, за которые обычные киностудии предпочитают не браться,— хлопотно, накладно, прибыль минимальная.

СП: Вы имеете в виду авторское кино?
— Я имею в виду то, чем когда-то славилась наша киностудия — полнометражные художественные фильмы. Долгое время полный метр в России не снимался, в основном был востребован сериальный формат. Сегодня в российском кино образовался настоящий вакуум, который телекомпании восполняют ретроспективой советских фильмов и голливудской кинопродукцией. Но ведь сегодняшние россияне мыслят и рассуждают иначе, чем американцы. У наших сограждан другие ценности, другие воспитание и образование. Многие наши соотечественники даже на электронные книги принципиально не переходят, предпочитая читать «бумагу» и на её основе создавать «своё кино», свой эмоциональный настрой. Это наш культурный код. Всё-таки россияне не ассимилировались с Америкой и её традициями потребления, начиная от стрит-фуда и заканчивая кинематографом, основанным на комиксах. А ведь весь голливудский продукт рассчитан на американский рынок, который сильно отличается от евразийского.

СП: Как Вы оцениваете состояние современной российской киноиндустрии?
— Сегодняшнее стремление отечественных продюсеров приблизиться к голливудским стандартам, с моей точки зрения, как минимум невыгодно и неоправданно. Обогнать Голливуд по части зрелищности нам не удастся. Кроме того, количество кинотеатров в России неизмеримо меньше, чем в Америке, как минимум в три раза, и прокатная прибыль наших стран существенно отличается. Начнём с того, что до 1996 года кинотеатров в России не было вообще — существовавшие в советское время кинотеатры закрывались, перепрофилировались. И уже после стали появляться действительно современные кинозалы со звуковыми эффектами.

СП: Возможно ли развитие нового российского кинематографа?
— В нашей стране снять качественную и рентабельную в прокате картину неизмеримо сложнее, чем в США, поэтому в России существует программа государственной поддержки кинематографистов. К сожалению, эта поддержка зачастую недостаточна. Но нас обнадёживает тот факт, что российскому зрителю интересно отечественное кино. И героем этого кино является не наделённый сверхспособностями голливудский персонаж (я называю его Герой Героевич), а реальный человек реальной профессии, в котором можно увидеть себя или людей из своего окружения. И такому герою проще сопереживать, чем мифическому сверхчеловеку из комикса. Поэтому мы на «Ленфильме» стремимся возродить традиции отечественного кинематографа, отечественной драматургии.

СП: Какие новые направления работы вам интересны?
— Мы сегодня вкладываем силы и средства в открытие новых режиссёрских талантов и поддержку дебютантов. Нам, что называется, по наследству достался фестиваль «Начало», который почти канул в небытие. Сейчас мы выводим это событие на новый уровень. Фестиваль пройдёт в нынешнем ноябре уже в шестнадцатый раз, и с его помощью при поддержке города и губернатора мы выявляем талантливую молодёжь. Наши конкурсанты, которые стремятся обрести себя в профессии, уже заранее ждут этого события. Конечно, давать «зелёный свет» никому не известному режиссёру — это риск, но как иначе можно проявить себя молодым? Мы допускаем наших дебютантов в полный метр, доверяем им создавать сложные постановочные картины разных жанров. К примеру, сейчас завершается проект выпускника мастерской Сокурова, посвящённый Первой мировой войне — сложный, с большим количеством натурных съёмок. Это уже четвёртый проект, в котором принимают участие выпускники студии Александра Николаевича, не испытывает нужды в гаджетах и проблем с возможностью смотреть фильмы в интернете. Ещё я мечтаю о том, чтобы наши дети могли смотреть отечественные фильмы и радоваться им так же, как это делали мы в нашем детстве при просмотре советских кинолент — и кстати, многие из этих фильмов были созданы здесь. И я сегодня мечтаю о том, чтобы «Ленфильм» стал одним из лидеров российской киностудии. Хочу, чтобы мы вышли на самоокупаемый производственный цикл, не нуждаясь в дотациях и поддержке со стороны государства.

СП: Чем для Вас лично является «Ленфильм»?
— «Ленфильм» для меня — это не просто бренд, а точка отсчёта для истории российского кинематографа. Здесь, в театре «Аквариум» (сегодня четвёртый павильон Ленфильма), 120 лет назад состоялся первый в Российской империи кинопоказ — «аттракцион братьев Люмьер, живая фотография». Это место, кстати, вообще очень значимо для российской культуры: здесь Чайковский представлял публике свои произведения, здесь начиналась карьера Шаляпина, здесь впервые на суд публики представлялись многие театральные постановки… Так или иначе, именно это место, где расположен сейчас «Ленфильм», можно считать колыбелью отечественного кинематографа. В Петербурге были созданы первые российские фильмы («Понизовая вольница» Александра Дранкова), отсюда всё начиналось.

СП: Как вы сохраняете историческую память «Ленфильма»?
— На киностудии был создан музей — сейчас у нас 350000 единиц хранения, и это несмотря на то, что многое было утрачено! И это чудо, что нам удалось сохранить хотя бы половину фондов, иначе уже четыре года назад мы потеряли бы все. Так, кстати, и происходило во многих городах России, где в советское время существовали свои киностудии. Сегодня часть студийного реквизита представляет собой уникальную историческую ценность. Часть наших фондов переданы по договору хранения в музеи Петербурга, в частности в ГМЗ «Царское Село». И мы зачастую не разрешаем использовать такие редкости для съёмок, можем только разрешить сделать их копии. Кстати, сами горожане часто приносят нам антикварную мебель, одежду, и это настоящие сокровища. Мы также издаём книги — недавно совместно с Президентской библиотекой был реализован печатный проект «Первый век Ленфильма».

СП: Каковы текущие планы киностудии?
— Сегодня мы находимся на совершенно другой точке отсчёта, нежели пять лет назад. У нас много планов по развитию киностудии, много новых проектов, которые ждут осуществления. Мы стремимся к тому, чтобы работал наш учебный центр, чтобы киностудия могла открывать новые филиалы, как это принято на Западе. Сейчас уже ведётся работа над открытием филиала в Кронштадте — дело в том, что киностудия в своё время утратила значительную часть площадей, и сейчас нам для полного съёмочного цикла просто не хватает места. С новым филиалом мы сможем организовать правильное хранение нашего реквизита. Мы ведём переговоры с Калининградом об открытии там филиала нашей съёмочной базы. Мы также планируем развивать наше творческое объединение «Ленмультфильм», которое было создано недавно. Ведь традиции российской мультипликации тоже зарождались здесь, на «Ленфильме». В нашей стране снять качественную и рентабельную в прокате картину неизмеримо сложнее, чем в США... Моя мечта — чтобы в стране стало как можно больше кинотеатров. кроме того, мы в Петербурге тоже готовим свои кадры. И наши молодые петербургские режиссёры уже добиваются признания на мировой арене. Старт им даёт наша киностудия, и я могу с гордостью сказать, что мало кто в России так системно работает именно с молодёжью. Кроме того, мы поставили себе задачу создать на студии некое «место силы». Поэтому два года назад в День российского кино, 27 августа, мы открыли площадку «Киноцентр Ленфильм», где творческие люди могут общаться и делиться идеями и опытом. Она располагается в главном административном корпусе, который исторически никогда не участвовал в производстве. Сейчас здесь работают современный кинозал и кафе «Дранков». Еженедельно в киноцентре собирается «Ленфильм-клуб», в рамках которого проходят кинопоказы с обязательной встречей зрителей с творческим составом, то есть теми, кто создаёт кино: режиссёрами, актёрами, художниками. Зрители после просмотра произведений могут напрямую задать вопросы создателям или поделиться своим мнением. Все дискуссии в онлайн-режиме транслируются в соцсетях, на портале культура.рф и на нашем канале на YouTube. Сам киноцентр работает ежедневно, и там можно посмотреть высокохудожественное авторское кино со всего мира.

СП: В чём значимость этого проекта?
— Эта площадка, как оказалось, была жизненно необходима нашему сообществу, ведь, к примеру, только здесь наши кинематографисты смогут познакомиться с фестивальными работами, которые нельзя увидеть в другом месте. Мы таким образом реализовываем нашу социальную миссию, налаживаем коммуникации с молодёжью. Я считаю, что мы таким образом вкладываем в наше будущее, ведь именно эти молодые люди потом будут сохранять наши ленфильмовские традиции и передавать их следующим поколениям. Нам посчастливилось застать в живых тех мастеров, которые уже покинули этот мир, и получается, что только мы сегодня можем рассказать о них молодым. Мы осознали, что можем протянуть эту ниточку между поколениями, обеспечить их преемственность, и начали активно работать в этом направлении. Раньше такую функцию выполнял Союз кинематографистов, но сегодняшнее время требует новых форм.

СП: Какие работы вызывают у вас особенный интерес и гордость?
— Нам приятно, что мы помогали работать над дебютным полнометражным фильмом молодого российского кинорежиссёра Кантемира Балагова «Теснота», который в этом году получил приз жюри «Особый взгляд» на Каннском фестивале, ведь это одна из самых престижных кинематографических наград. Сейчас, к примеру, мы начали работу над новой картиной с рабочим названием «Чужая жизнь», и мы планируем смонтировать её до конца года, чтобы достойно презентовать новый фильм в начале 2018-го. У нас на студии постоянно идут творческие процессы. И мы будем продолжать работу в этом направлении, чтобы через несколько лет российский кинематограф получил широкое международное признание.

СП: О чём Вы мечтаете?
— Моя мечта — чтобы в стране стало как можно больше кинотеатров. В Китае каждый день открывается пять новых кинозалов. И это в стране, которая не испытывает нужды в гаджетах и проблем с возможностью смотреть фильмы в интернете. Ещё я мечтаю о том, чтобы наши дети могли смотреть отечественные фильмы и радоваться им так же, как это делали мы в нашем детстве при просмотре советских кинолент — и кстати, многие из этих фильмов были созданы здесь. И я сегодня мечтаю о том, чтобы «Ленфильм» стал одним из лидеров российской киностудии. Хочу, чтобы мы вышли на самоокупаемый производственный цикл, не нуждаясь в дотациях и поддержке со стороны государства.

СП: Чем для Вас лично является «Ленфильм»?
— «Ленфильм» для меня — это не просто бренд, а точка отсчёта для истории российского кинематографа. Здесь, в театре «Аквариум» (сегодня четвёртый павильон Ленфильма), 120 лет назад состоялся первый в Российской империи кинопоказ — «аттракцион братьев Люмьер, живая фотография». Это место, кстати, вообще очень значимо для российской культуры: здесь Чайковский представлял публике свои произведения, здесь начиналась карьера Шаляпина, здесь впервые на суд публики представлялись многие театральные постановки… Так или иначе, именно это место, где расположен сейчас «Ленфильм», можно считать колыбелью отечественного кинематографа. В Петербурге были созданы первые российские фильмы («Понизовая вольница» Александра Дранкова), отсюда всё начиналось.

СП: Как вы сохраняете историческую память «Ленфильма»?
— На киностудии был создан музей — сейчас у нас 350000 единиц хранения, и это несмотря на то, что многое было утрачено! И это чудо, что нам удалось сохранить хотя бы половину фондов, иначе уже четыре года назад мы потеряли бы все. Так, кстати, и происходило во многих городах России, где в советское время существовали свои киностудии. Сегодня часть студийного реквизита представляет собой уникальную историческую ценность. Часть наших фондов переданы по договору хранения в музеи Петербурга, в частности в ГМЗ «Царское Село». И мы зачастую не разрешаем использовать такие редкости для съёмок, можем только разрешить сделать их копии. Кстати, сами горожане часто приносят нам антикварную мебель, одежду, и это настоящие сокровища. Мы также издаём книги — недавно совместно с Президентской библиотекой был реализован печатный проект «Первый век Ленфильма».

СП: Каковы текущие планы киностудии?
— Сегодня мы находимся на совершенно другой точке отсчёта, нежели пять лет назад. У нас много планов по развитию киностудии, много новых проектов, которые ждут осуществления. Мы стремимся к тому, чтобы работал наш учебный центр, чтобы киностудия могла открывать новые филиалы, как это принято на Западе. Сейчас уже ведётся работа над открытием филиала в Кронштадте — дело в том, что киностудия в своё время утратила значительную часть площадей, и сейчас нам для полного съёмочного цикла просто не хватает места. С новым филиалом мы сможем организовать правильное хранение нашего реквизита. Мы ведём переговоры с Калининградом об открытии там филиала нашей съёмочной базы. Мы также планируем развивать наше творческое объединение «Ленмультфильм», которое было создано недавно. Ведь традиции российской мультипликации тоже зарождались здесь, на «Ленфильме».

Eduard Pichugin - director general of Lenfilm studio


“Cinema is a social phenomenon”, claims Eduard Pichugin, director general of lenfilm studio. Gadgets and television can never give the impression one gets watching a movie in the cinema. Paper books and cinemas will never die, thus it’s the task of Russia’s oldest film studio to provide cinemas quality russian movies.

Eduard Pichugin: cinema is a social phenomen

In 2012 Lenfilm was almost destroyed: old equipment, ruins instead of pavilions, colossal debts, the territory of the studio being a magnet for developers. This is what we got when started to revive the studio literally at the scratch. Five years ago, we faced two main lacks: no contemporary equipment and technologies and almost no qualified staff. It was like in the trenches, day after day we were fighting lacks and problems we’d inherited. So far, we’ve won the battle. When Vladimir Putin visited the film studio a year ago, he congratulated us on the beginning of a new period of Lenfilm’s life. “Save and develop,” he said, which means we are not only to revive and restore but also to recover the entire process of film making. Last year Lenfilm completed 165 projects, international among them. “Today we are aiming to restore the former glory of the studio and start to make full-length feature films, which have almost totally been substituted by soaps. This gap is being filled in with retrospectives of Soviet movies or Hollywood production, however unsuccessfully. Russian audience thinks differently, we were brought up and educated as Russians, not Americans, thus we can’t fully assimilate American worldview, culture code, values and traditions of consumerism. Their comicsbased cinematography doesn’t go with us, we need our own movies,” says Pichugin. He says he wishes there were more cinemas in Russia, so that Russian children could watch movies in the cinemas and enjoy them as the ones in the times of the USSR did. “I wish Lenfilm were and would be the leader of Russian filmmaking industry,” he adds.
Скачать журнал
26 февраля 2021 года

Поиск

Свежий выпуск